Губернатор Шпицбергена: «Я действительно думаю, что на Свалбарде будут развиваться наука и туризм»

 

Сюссельманнен (что значит «губернатор») – этой должности нет в материковой Норвегии. Она существует только на Шпицбергене. Осенью этого года Одд Олсен Ингерё покидает кресло губернатора и возвращается на материк. Наталия Шматова из «Русского вестника Шпицбергена» расспросила господина Ингерё о его годах работы на архипелаге.

 

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

– Вы родом из Шьеберга в Эстфолле, в Восточной Норвегии. В этом регионе равнинный ландшафт и мягкий климат. Горы Шпицбергена, суровая природа и арктический климат архипелага были непривычны для вас, когда вы приехали сюда?    

Это правда, что природа и климат на Свалбарде (Шпицбергене) не такие, как в Эстфолле. Но до Свалбарда я 20 лет жил в Финнмарке в Северной Норвегии, так что разница для меня была не слишком ощутима.  И, честно говоря, природа и климат на Свалбарде мне нравятся не меньше, чем на материке.

– Вы были губернатором Шпицбергена два срока: с 2001 по 2005 и с 2009 по 2015 г. Помните свой первый год на Шпицбергене в должности губернатора и те задачи, которые тогда стояли перед вами?

До приезда на Свалбард в 2001 г. я работал в полиции и в прокуратуре Королевства Норвегия, но работа губернатора имеет более широкий круг других задач. В 2001 г. Стортинг (Парламент Норвегии. – Прим. ред.) принял Закон об охране окружающей природной среды архипелага Свалбард. Это очень жесткий закон. К нему нужно было разрабатывать разные предписания, а также внедрять этот закон на практике. Это была совсем непростая работа.

– Как вы стали губернатором во второй раз?

На замещение должности губернатора проводится конкурс – это обычная процедура. Я соискал на эту должность во второй раз, потому что мне здесь нравилось и я хотел остаться еще на один срок. Удача меня не покинула, и правительство назначило меня на эту должность на второй срок.

Что было новым для вас в 2009-2015 гг., по сравнению с предыдущим сроком?

Когда я вернулся на Свалбард в 2009 г., а меня не было на архипелаге почти пять лет, меня скорее удивило то, как мало изменилось со времен моего первого срока. Но очевидно, изменения происходили и происходят, и самые заметные – это процесс нормализации. Жизнь на Свалбарде становится все больше похожей на жизнь на материке. Одна из причин этого – на Свалбарде начинают действовать все больше и больше те законы, которые действуют в материковой Норвегии.

–  По образованию вы юрист. У вас большой опыт работы в криминальной полиции и судебной системе. Когда вы стали губернатором, вы были, если так можно выразиться, хорошо подготовлены к этой должности. Как вы считаете, губернатор Шпицбергена – это человек, обладающий, скорее, особыми знаниями и навыками или все-таки универсальными?

Губернатору Свалбарда приходится решать много различных задач. В материковой Норвегии не существует такой должности, на которой можно было бы наработать необходимый опыт до приезда сюда. И тем не менее сочетание самых разных профессиональных навыков – это преимущество. Также важно, чтобы любой, кто исполняет властные полномочия, следовал гуманистическим принципам.

– Какие задачи предстоит решать Шпицбергену в ближайшем будущем? Шпицберген через 50 лет – это шахтерская, исследовательская, туристическая или какая-то другая перспектива?

Как известно, предсказывать что-либо сложно, особенно на отдаленную перспективу. Я действительно думаю, что на Свалбарде будут развиваться наука и туризм, и в то же время в отношении угледобычи у меня нет твердой уверенности. Задача на будущее – найти хорошую альтернативу, которая обеспечит рабочие места, если прекратится добыча угля.

– У Норвегии и России на Шпицбергене сложились добрососедские отношения. Достаточно упомянуть научные исследования, туризм, ремонт и восстановление памятников истории и культуры, культурно-спортивный обмен между поселками. На ваш взгляд, сотрудничество между русскими и норвежцами достаточно сильно развито, чтобы сохранить хорошие отношения в свете современной международной политики и действующих санкций?

Губернатор – это не орган политической власти. Главная задача губернатора – исполнять поставленные перед ним задачи в соответствии с законодательством Свалбарда и в рамках своих полномочий. Традиционно у нас хорошие добрососедские отношения с жителями Баренцбурга, и я надеюсь и верю, что они такими и останутся.

– Каким вы видите развитие российских поселков Шпицбергена? Нужно ли российским поселениям архипелага перенять что-то из норвежской модели развития арктических поселений, или у них существует собственная модель развития?

Поскольку Свалбард все же достаточно удаленный от материка архипелаг, это накладывает ограничения на то, какие новые рабочие места здесь стоит создавать. Следует развивать отрасли, которые определяются природой и географией. Так что все-таки в развитии Лонгьира и Баренцбурга можно будет наблюдать определенные параллели.

– Осенью вы покидаете кресло губернатора и возвращаетесь на материк. Чем вы планируете заняться после возвращения домой?  

Я собирался заняться совсем другими вещами, чем те, которыми занимаюсь в силу своей профессии. Например, я хочу построить дачу и быть «батраком» у моей дочери и зятя – помогать им с хозяйством.

– Что бы вы пожелали шпицбергенцам?  

Желаю всем жителям Свалбарда всего самого лучшего – крепкого здоровья и надежных рабочих мест. Природа очень изменчива, и многие по-прежнему работают в опасных профессиях. Почти каждый год здесь на севере в результате несчастных случаев гибнут люди. Будьте осторожны и способствуйте предотвращению подобных ситуаций!

 

/http://www.arcticugol.ru/index.php/o-shpitsbergene/rvsh/91-rvsh/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru