Экстремальная нефть. Зачем Shell покоряет Арктику

6 августа 2015 г., Ирина Соломонова, Slon.ru

The Shell oil rig enters the Port Angeles Harbor on Friday, April 17, 2015. The rig will stay in Port Angeles for two weeks before heading to Seattle.

Арктической программе Royal Dutch Shell стукнуло 10 лет: компания приобрела буровую баржу Kulluk в 2005 году и арендовала еще одно буровое судно, Noble Discoverer, в 2006-м. Но от получения первой нефти Shell отделяют еще 15 лет – сроки проекта многократно откладывались из-за законодательных, логистических, судебных и других сложностей. Арктическая инициатива уже стоила компании $7 млрд, и эта цифра продолжает расти со скоростью более чем $1 млрд в год – так что скважина, которую Shell бурит сейчас, может стать самой дорогой на планете. Учитывая сегодняшний уровень цен на нефть, огромную стоимость разработки в Арктике и стремление правительств и бизнеса переходить от ископаемых источников к возобновляемой энергии, многие не понимают, почему компания еще не бросила свою затею. О том, чем в самой Shell объясняют почти героическое стремление пробиться в Арктику, рассказывает Bloomberg Businessweek.

Корабли, отправленные Shell в Арктику, ломались и садились на мель; активисты Greenpeace устраивали акции и подавали на нефтяников в суд; регуляторы вмешивались; администрация Барака Обамы после взрыва на платформе BP в Мексиканском заливе в 2010 году временно запретила бурение в море, и работа встала; после падения цен на нефть до $50 за баррель прибыль компании упала на треть, руководство объявило о сокращении 6500 рабочих мест; при этом ни единого барреля арктической нефти пока не добыто. Но даже после всех этих неурядиц Shell не отказалась и не изменила масштабы своих арктических планов. Почему?

Если коротко: потому что верит. Геологи компании считают, что запасы месторождения в Чукотском море (работы по ее проекту Burger J ведутся в 112 км от берега Аляски) могут достигать 15 млрд баррелей нефти. Еще 11 млрд баррелей они надеются обнаружить к западу от Burger в море Бофорта. В общем и целом воды Арктики скрывают 13% недобытых мировых запасов нефти – этого хватит такой крупной стране, как США, на 10 лет.

 Тем не менее Shell кажется единственной компанией, которая верит в прибыль на Чукотском море: Chevron, ConocoPhillips, ExxonMobil, Statoil, Total – все они поставили свои арктические проекты на паузу, посчитав, что риски сейчас перевешивают.

Чтобы было понятно: Shell отдает себе отчет в существовании гигантских операционных рисков в арктическом бурении. В компании согласны, что изменение климата реально, и даже поддерживают инициативы правительства по развитию возобновляемой энергетики. Но при этом специальное аналитическое подразделение Shell Scenarios пришло к выводу, что агрессивное бурение в Арктике все равно имеет смысл: учитывая, что население планеты достигнет 9 млрд человек к 2050 году, а потребность в энергии удвоится, «спрос на углеводороды будет сохраняться чудовищно долгое время», считают здесь. Поскольку большая часть «простой нефти» уже добыта или национализирована правительствами богатых ресурсами стран, у независимых производителей не остается иных вариантов, кроме как пытаться найти «экстремальную нефть» в сложных местах.

В конце 1980-х годов у Shell уже был проект в заливе Кука на юге Аляски, но в начале 1990-х его забросили, чтобы заняться Мексиканским заливом – перспективы там были как-то реальнее. Но от желания бурить на севере нефтяники не отказывались никогда, говорят в Shell. Поэтому после тяжелых раздумий в 2008 году компания потратила $2,1 млрд на аукцион за право на разработку более чем 2 млн акров (8000 км2) морского арктического дна; новейшие трех- и четырехмерные сейсмические технологии, недоступные в 1980-х и 1990-х годах, усилили уверенность компании, и летом 2012 года, когда многочисленные судебные споры с экологами и претензии регуляторов ослабли, Shell вернулась в Арктику. «Приз здесь слишком велик. Мы просто не можем позволить себе оставить все как есть», – заявляет Энн Пикард, вице-президент компании, глава арктического направления.

С точки зрения религии Shell, реалии фактически не оставляют ей выбора. С ростом спроса на автомобили и кондиционеры в Азии компания убедила себя в том, что возобновляемые источники энергии просто не будут развиваться достаточно быстро для того, чтобы соответствовать запросам потребителей энергии. «Это обязанность нефтяных и газовых компаний – удовлетворить спрос таким способом, каким сумеют, – сообщил Дейв Маккормик, в 2002–2009 годах работавший в подразделении Scenarios. – Речь не о Shell, которая добывает углеводороды в Арктике, речь об обществе, которое требует этой энергии».

Несколько дней назад стало известно, что 30 июля Shell начала бурение на месторождении Burger J в Чукотском море. Из-за пробоины, которую получило судно компании Fennica, доставлявшее к месту бурения оборудование для устранения нефтяных разливов, федеральные власти разрешили Shell бурить только в верхней части месторождения – по крайней мере до тех пор, пока Fennica не вернется в строй после ремонта. Тем не менее, если в дальнейшем все будет идти по плану, компания планирует продолжать работы в Чукотском море до конца сентября; затем флот Shell сместится в более теплые воды на зимовку. Потребуется 15 лет (в значении «время года»), прежде чем «первая» нефть пройдет по пока не построенному подводному нефтепроводу к побережью Аляски, а потом по 560-километровому наземному коннектору (также пока существует только на бумаге), который соединится с Трансаляскинским нефтепроводом (идет с севера Аляски на юг).

-1x-1

Что ждет Shell и все остальные нефтяные компании мира через 15 лет, не знает никто. Нефтяники признают, что, если в 2030 году стоимость нефти будет такой же, как сейчас, все усилия и потраченные средства превратятся в ничто. Только если нефть будет на 40% дороже, около $70 за баррель, чукотское сырье будет «конкурентоспособным». При нефти же за $110, а такую перспективу в Shell называют реальной, арктический проект станет ошеломляющим успехом. Но в компании говорят, что их беспокоит не изменчивость нефтяных цен, а ответственность момента. На результаты арктического плана завязано очень многое: если он окажется успешным, в Арктику отправятся прочие добытчики, как независимые, так и государственные. Другими словами, в ближайшие годы за Shell будет следить весь мир.

/https://slon.ru/posts/54901/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru