Запрет мазута в Арктике становится все вероятнее

selendang_ayu-crop_uscg

Международная морская организация рассмотрит предложения по полному или частичному запрету на использование мазута в арктических водах

Какое отношение к загрязнению Арктики имеют соевые бобы? Вспомним крушение Selendang Ayu, произошедшее в 2004 году, когда это грузовое судно, зарегистрированное в Малайзии, село на мель у Алеутских островов и затем разломилось пополам, разлив груз соевых бобов и содержимое топливных цистерн – распространенное судовое топливо, известное как мазут.

На следующей неделе Международной морской организацией (ИМО) – специализированным органом ООН, работающим над вопросами международного судоходства – будут рассматриваться предложения об ограничении использования и перевозки мазута в Арктике, cообщает Arctic Today; но поскольку Алеутские острова относятся к субарктическому региону, на них эти предложения распространяться не будут. Тем не менее, данный вариант развития событий нередко приводится в качестве примера того, что ожидает регион в будущем.

При этом значительная часть прогнозируемых объемов судоходства приходится на транзит, так, судно Selendang Ayu везло соевые бобы по маршруту из Сиэтла в Сямэнь, Китай.

Существует ряд проблем, непосредственно связанных с мазутом. Во-первых, он представляет опасность здоровью людей: при его сжигании образуется сажа, которую также называют техническим углеродом, и при вдыхании она может способствовать возникновению респираторных и сердечнососудистых заболеваний, рака и врожденных пороков развития.

Что касается окружающей среды, технический углерод покрывает снежные и ледяные покровы светопоглощающим слоем, ускоряя их таяние, тем самым способствуя усилению эффектов глобального потепления.

Дополнительным поводом для беспокойства является тот ущерб, который может быть нанесен в случае разлива мазута из собственных цистерн судна, как в случае с Selendang Ayu, или же при его транспортировке в качестве груза.

Поскольку мазут токсичен и имеет дегтеобразную консистенцию, его разлив сложно устранить даже при идеальных условиях. Как утверждают сторонники запрета, устранение разлива в Арктике может оказаться невозможным. Несмотря на небольшое количество вытекшего из Selendang Ayu топлива, ущерб для штата Аляска оказался наибольшим со времен разлива нефти с танкера Exxon Valdez, произошедшего в 1989 году – хотя из Exxon Valdez топлива вылилось в 100 раз больше.

Учитывая вероятный ущерб окружающей среде полярных регионов, еще в 2011 году мазут был запрещен к использованию в Антарктике, а также в районе Шпицбергена. Подобный запрет предполагалось включить в Полярный кодекс – свод правил ИМО для безопасного судоходства в водах Арктики и Антарктиды. Однако опасения по поводу экономического эффекта такого запрета для сообществ в арктическом регионе, зависящих от поставок большей части необходимых товаров по морю, привели к изданию версии, вступившей в силу в 2017 году и содержащей только дежурные рекомендации не использовать мазутное топливо для судов, проходящих через регион.

На следующей неделе состоится заседание ИМО, на котором будут рассматриваться три отдельных предложения, направленные на устранение рисков от использования и транспортировки мазута в арктических водах. Эти предложения, как утверждают люди, знающие принципы работы ИМО, весьма вероятно, выйдут на следующий этап рассмотрения.

Подразделение ИМО, которому будет поручено изучить предложения, уже призвало к «неотложным» мерам по введению глобальных ограничений на выбросы серы с судов. Предполагается, что это подразделение будет придерживаться аналогичной линии и при решении вопроса о мазутном топливе в Арктике, поскольку оно загрязняет атмосферу так же.

Если запрет будет одобрен без дополнительных препятствий, он вступит в силу не ранее 2021 года. Однако как минимум одно из предложений имеет шансы задержать процесс, требуя рассмотрения альтернатив запрету. Такими альтернативами могут быть учреждение специальных маршрутов для судов, перевозящих мазут, или запрет на использование мазута в качестве топлива с сохранением при этом возможности его перевозки в качестве груза.

Никто не выступает против запрета напрямую. Несмотря на это, Шан Прайор, ведущий советник природоохранной организации Альянс «Чистая Арктика», усматривает в альтернативных предложениях знак, сигнализирующий о желании некоторых государств откладывать принятие решения насколько возможно долго.

«Некоторые арктические страны не поддерживают нас, – говорит она. – Они не выступают с активными возражениями, но в то же время они не выражают явной поддержки, благодаря чему другие крупные страны флага, которые не получат никаких выгод от запрета, могут «прятаться» за их позицию; таким образом, мы оказываемся в состоянии вечной дискуссии, не благоприятствующей продвижению вперед».

Поиск поддержки запрета осложняется еще и тем, что мазут является дешевым и широко используемым видом топлива. Альтернативные варианты, как заявляют судоходные компании, повлекут значительные затраты. За запрет выступает все больше представителей судоходной отрасли; однако учитывая рост расходов, связанный с использованием более чистых видов топлива, судоходные компании хотят, чтобы сначала на это согласились все остальные.

В случае, если будет принят запрет только на использование мазута в Арктике, суда, проходящие через регион, по-прежнему смогут перевозить мазут в качестве груза или в топливных цистернах для использования после выхода из арктического региона.

Хотя природоохранные организации и будут приветствовать сокращение выбросов от принятия такого запрета, они утверждают, что такое решение практически не снижает рисков разлива. Более того, они опасаются, что с принятием частичного запрета, усилия по полному запрету мазутного топлива будут сведены на нет.

Компании, активно работающие в регионе, понимают смысл запрета на использование мазутного топлива; но когда речь заходит о его перевозке, они утверждают, что нужно или запрещать ее во всем мире или не запрещать совсем.

«Если кому-либо где-либо разрешено сжигать мазут, мы хотим иметь возможность делать то же самое,» – говорит Вернер Хаммекен, исполнительный директор компании Royal Arctic Line, контролируемого государством гренландского перевозчика.

Компания ожидает постройки пяти судов, которые будут использовать при нахождении в Арктических водах судовой газойль, один из чистейших видов топлива. Но Хаммекен хочет, чтобы при выходе из арктических вод эти суда могли использовать то же топливо, что и все остальные.

Он утверждает, что запрет на перевозку мазута в цистернах в Арктике повлечет для Гренландии асимметричные последствия.

По словам Прайор, это типичная реакция.

«Судоходные компании осознают данную потребность, – говорит она, – но никто не хочет быть первым».



Print This Post Print This Post
©2018 Pro-arctic.ru