Россия прирастает Арктикой

«Expert Online».

17026_big_x330Учёные доказали, что территория Северного Ледовитого океана в районе хребта Менделеева относится к части континентального шельфа, а значит Россия будет претендовать на неё. Впрочем, больших иллюзий по части нефтегазовых ресурсов строить пока не стоит.

К выводу о том, что территория в районе хребта Менделеева в Северно-Ледовитом океане относится к континентальному шельфу России, учёные Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН пришли после изучения проб, взятых со дна океана в этом районе. Это событие можно считать открытием века, поскольку над поиском этих доказательств российские учёные работали с 2001 г. Именно тогда Россия впервые подавала заявку в ООН на расширение границ своего шельфа в Арктике. Заявку отклонили, потребовав более детальных доказательств наших прав на эту часть дна океана.

«В 2012 г. было проведено бурение хребта Менделеева. Керны подняли с глубины более 2,5 тысячи метров. В начале 2014 г. был получен возраст пород. Им оказалось больше, чем мы считали: более 460–470 миллионов лет», – сказал журналистам представитель ИНГГ СО РАН Валерий Верниковский.

По международному морскому праву теперь Россия может подать новую заявку на расширение своей территории в Арктике за пределы 200-й милли (территория, априори принадлежащая государствам, имеющим берега у моря или океана).

«Думаю, эта новость взбудоражит западных политиков, для которых Арктика всегда в центре геополитических стратегических интересов, поскольку до сих пор не решен спор – кому что в Арктике принадлежит. Уже был прецедент, когда нашу заявку по части шельфа в Баренцевом море принимали в ООН и на самом высоком международном уровне её признавали, – пояснил «Эксперт Online» Виктор Супян, профессор кафедры мировой экономики ВШЭ, заместитель директора Института США и Канады. – Но другое дело, что все страны, претендующие на дно Северного Ледовитого океана, будут пытаться доказать свои претензии, то есть не следует ожидать, что наша новая заявка пройдёт в ООН гладко. Но в то же время не думаю, что кто-то будет нарочно дискредитировать наши претензии. Это будет чисто научный спор, где всё будет зависеть от убедительности аргументов наших учёных».

По международному праву, Северный полюс и прилегающий к нему регион Северного Ледовитого океана не принадлежат никому. Согласно конвенции ООН, Канада, Дания, Норвегия, Россия и США обладают правами на 370-километровую исключительную экономическую зону вдоль своих берегов. После ратификации Конвенции ООН по морскому праву, которая, впрочем, не была подписана США, странам-участникам предоставлен десятилетний период на предъявление требований по расширению границ континентального шельфа своей страны за пределами 200 морских миль от исходных линий. Канада ратифицировала конвенцию в декабре 2003 г. и в конце своего срока подала в комиссию частичную заявку на установление границ своего шельфа у Атлантического побережья. В декабре 2013 г. Канада заявила, что подала в ООН заявку на продление своих границ континентального шельфа в Северном Ледовитом океане на 1,2 млн кв. км, включая хребет Ломоносова. Россия по сути справилась с этой задачей только сейчас, завершив большую и длительную работу над пересмотренной заявкой в Комиссию ООН по границам континентального шельфа.

«В соответствии с результатами исследований материковая окраина Российской Федерации в Арктике включает в себя геоморфологический и геологический шельф, охватывающий поднятие (хребет) Ломоносова, котловину Подводников и поднятие Менделеева. Речь, таким образом, идёт об обширных подводных пространствах, простирающихся более чем на 350 морских миль от побережья России», – заявляли ранее МИД РФ.

Новые претензии России на территорию хребта Менделеева – далеко не первое «завоевание» в Арктике. В середине ноября 2013 года подкомиссия ООН признала анклав площадью 52 тыс. кв. км в срединной части Охотского моря частью российского континентального шельфа. В феврале 2014 г. выводы подкомиссии будут рассмотрены Комиссией ООН.

По данным Минприроды России, ресурсы нефти по категориям D1 и D2 в районе Охотского моря составляют 1,5 млрд тонн, газа – 6,1 трлн куб. м. В Охотском море на баланс поставлены запасы только по сахалинским проектам. Остальной потенциал – это ресурсы. Часть территории изучает «Роснефть», («Магадан-1,2», «Лисянский», «Кашеваровский»), геологоразведку ведёт и «Газпром» («Западно-Камчатский» и перспективный «Южно-Киринский» районы). Однако новый анклав в Охотском море детально геологически ещё не изучался, поэтому прогнозными оценками по ресурсам нефти и газа Россия пока не располагает.

«В настоящее время нам вообще не следует лезть за нефтью в Северный Ледовитый океан за пределы 200-мильной зоны, – говорит Валерий Крюков, заведующий кафедрой регулирования и управления сырьевыми отраслями НИУ ВШЭ. – Особенно с нашей технологической отсталостью в глубинной нефтедобыче. Любое удаление от континента даёт удорожание добычи в шесть раз, а за пределы 200-мильной зоны – ещё во столько же. Это может быть эффективно, если будут созданы новые дешёвые технологии нефтегазодобычи на дне океана. Если эти технологии будут отвечать всем требованиям экологии, что в современном мире выходит на первый план. А пока по данным мирового энергетического агентства в Арктике самая дорогая по стоимости добычи нефть. Скорее даже будут усовершенствованы и удешевлены технологии добычи сланцевой нефти, чем найдётся способ доставать дешёвую нефть со дна Северного Ледовитого океана за пределами 200-мильной зоны. Так что если мы докажем право на новую часть дна океана в Арктике, это будет хороший задел по ресурсам, до которых дело дойдёт только к 2050 г.».

Куда более оптимистично смотрит на российские перспективы в Арктике вице-премьер правительства Дмитрий Рогозин. Куратор российского оборонно-промышленного комплекса в начале года опубликовал статью «Заглянем в бездну» и объявил о начале беспрецедентной для России, да почти и для всего мира технологии разработки нефтяных шельфовых месторождений Арктики. Речь идёт об амбициозном проекте полностью роботизированной нефтегазодобычи без надводных платформ. В мире были предприняты только две попытки подлёдной добычи, причём одна из них оказалась безуспешной. Однако Дмитрий Рогозин уверен, что у России есть большие технологические преимущества в этой сфере и надёжный задел.

«В августе 2007 г. глубоководные аппараты «Мир-1» и «Мир-2» в ходе уникального эксперимента погрузились на океанское дно в географических координатах Северного полюса и установили на четырёхкилометровой глубине изготовленный из титана флаг России, – пишет Дмитрий Рогозин. – Событие вызвало ожидаемо нервную реакцию на Западе, ведь мы не только продемонстрировали флаг, мы продемонстрировали свои реальные возможности по обеспечению максимально широкого присутствия в Арктике. Время форсировать эти возможности пришло».

pic_735567cc75cc4cb66f6b1c5faf353a6b_x660

Во всём мире глубинная добыча нефти, газа и других природных ископаемых производится в основном надводным способом. Закреплённые на дне скважины и технологические комплексы управляются либо с судов, либо с надводных платформ.

«При этом такие платформы имеют ограничения по глубине добычи – максимум 100 м. Мы не можем подобраться к уже разведанным запасам на обширных акваториях Баренцева, Карского, Печорского морей и других районов. По сути, мы находимся в положении той лисицы из басни Крылова, у которой «око видит, да зуб неймёт», – отмечает Дмитрий Рогозин.

Вице-премьер напоминает, что промышленное освоение арктического шельфа может обеспечить прирост потенциального запаса углеводородного сырья до 9–10 миллиардов тонн условного топлива. По разным оценкам, континентальный шельф Арктики содержит до 30% всех шельфовых запасов углеводородов в мире.

С июня прошлого года Фонд перспективных исследований (ФПИ), Центральное конструкторское бюро морской техники «Рубин», ОАО «Газпром»,  ОАО НК «Роснефть» и Дальневосточное отделение РАН ведут проработку аванпроекта «Технологии подводного (подлёдного) освоения месторождений полезных ископаемых арктических морей». Известно, что итоги этой работы были подведены в ноябре прошлого года на закрытом совещании в ФПИ с участием учёных, экономистов, промышленников и военных. Там было решено осваивать арктический шельф подводными автономными, то есть роботизированными технологиями, без надводной поддержки – кораблей или платформ.

«Концептуально они будут представлять собой безлюдные многомодульные комплексы с полным производственным циклом. Это целые подводные «города» со своим транспортом, энергоснабжением, линиями связи, – представляет будущее в своей статье Дмитрий Рогозин. – Основными элементами этих комплексов станут подводные суда разведки и суда-носители, средства бурения, добычи и подготовки продукции, энергообеспечения, эксплуатации и ремонта, комплексной безопасности. Звучит несколько фантастично, но это видение перспектив освоения Арктики основано на трезвой оценке наших возможностей, существующих технологических заделах и передовых решениях».

По мнению геологов, если часть океанического дна в районе хребта Менделеева будет признана территорией России, то добывать там нефть и газ можно будет только подлёдным способом. Судя по всему, готовя статью, Дмитрий Рогозин уже знал о том, что сибирские ученые готовы представить миру доказательства единства дна океана с российским континентальным шельфом.

«Сейчас всё будет зависеть от того, насколько юридически грамотно будет составлена заявка в ООН, – говорит Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития. В Арктике любая нефть дорогая, но оставить за собой часть территории, это обеспечить нефтью будущие поколения. Поэтому за Арктику идёт не явная, но очень серьёзная борьба».

Справка.

Хребет Менделева – подводный хребет (подводная возвышенность) в центральной части Северного Ледовитого океана. Расположен восточнее хребта Ломоносова. Он менее расчленён и имеет более пологие склоны, чем хребет Ломоносова. Открыт в1949 г. советской высокоширотной воздушной экспедицией. Первоначально под этим названием понималось обширное поднятие с наименьшей глубиной около 1500 м, простирающееся на 1500 км от района острова Врангеля по направлению к канадскому арктическому архипелагу. Однако позднее в центральной части хребта был обнаружен разрыв в виде подводной долины с глубинами до 2700 м. Впоследствии частям хребта, лежащим по обе стороны подводной долины, были присвоены разные наименования. Название «Хребет Менделеева» сохранилось лишь за частью, тяготеющей к России, а остальную часть хребта стали называть поднятием Альфа (по названию американской дрейфующей станции, которая работала в этом районе Северного Ледовитого океана).

/http://expert.ru/



Print This Post Print This Post
©2018 Pro-arctic.ru