Финансовая газета. Подлёдный лов.

Мастер-класс от «Роснефти»: одновременный выигрыш на двух досках. Сделка по покупке «Роснефтью» ТНК-BP ещё долго будет предметом внимательного рассмотрения. Все согласны с тем, что это крупнейшая сделка, мотором и в значительной мере бенефициаром которой оказалась российская компания, за все годы новой России. От этой точки можно отталкиваться по-разному. Bloomberg увлекся «желтизной» и попытался оценить рост частных состояний продавцов российской части ТНК-BP, хотя механизм и сроки расплаты ещё не названы. Но гораздо любопытнее присмотреться к тому, как шла подготовка этой сделки. Точнее, как сам факт её подготовки был использован «Роснефтью» для наращивания активов. История поучительная.

Закон есть закон?

Центром взаимного притяжения «Роснефти» и ВР является российский арктический шельф и его богатства. По российскому законодательству о недрах работать на шельфе могут только государственные компании с опытом не менее пяти лет, это значит, что никто, кроме «Газпрома» и «Роснефти», не имеет доступа к этим месторождениям. Остальные – российские частные компании или иностранные компании могут заняться шельфом только через ударную парочку российских госмонополистов.

Это зонтик, который накрывает шельф и находящийся в руках Сечина и Миллера. Другими словами, закреплённая в законе госмонополия на шельф. С точки зрения ВР это очевидное конкурентное преимущество «Роснефти», к которому ВР давно стремилась приобщиться.

Но это в общем. А чем же конкретно располагает «Роснефть» на шельфе?

Вокруг ответа на этот вопрос в России развернулась нешуточная борьба, в которой в очередной раз столкнулись в качестве главных действующих лиц глава «Роснефти» Игорь Сечин и вице-премьер Аркадий Дворкович.

Дело в том, что правительство всячески тормозит предоставление «Роснефти» и «Газпрому» новых лицензий, на которые те давно претендуют. Летом 2012 г. в эту ситуацию вмешался президент Путин, он дал поручение ускорить выдачу лицензий. От имени правительства на это поручение ответил Дворкович. Его июльский доклад – не столько отчёт о выполнении поручения, сколько изложение аргументов в пользу того, почему «Роснефть» и «Газпром» в новых арктических лицензиях вовсе не нуждаются.

Вот доводы Дворковича: у «Роснефти» уже есть лицензии на 14 участков, а у «Газпрома» – на 7. «Роснефть» просит ещё 14 участков, что приведёт к концентрации у неё 75 % лицензий. При этом Минприроды сообщает, что объёмы работ у госкомпаний на шельфе пока незначительные. То есть ни «Роснефть», ни «Газпром» ещё не продвинулись в освоении того, что им уже предоставлено. Роснедра подготовили проекты условий пользования, которые заставят увеличить темпы их разработки. К тому же между «Роснефтью» и «Газпромом» нет единства. «Газпром» претендует на 28 участков шельфа, в том числе и на те, которые хочет заполучить «Роснефть». Кому отдавать эти лицензии, должно решить Минприроды в рамках подготовки программы разведки шельфа на долгосрочную перспективу.

Противостояние правительства и командующих углеводородными силами российского государства не осталось без внимания российских частных компаний. «ЛУКОЙЛ» и «Башнефть» усилили лоббистскую активность, добиваясь равного доступа в том числе и на шельф, и получили поддержку Минприроды, которое открыло доступ частным компаниям на шельф в своей долгосрочной программе.

«Как будем работать?»

Подобное развитие событий ставило под угрозу долгосрочную стратегию «Роснефти», о чём Сечин прямо написал премьеру Медведеву, но поддержки не получил. Тогда Сечин договорился о совместных действиях с Миллером. В сентябре (когда будущие стратегические договорённости с ВР уже обретали очертания) Сечин и Миллер впервые совместно обратились к президенту. Там было прямо сказано, что если планы правительства по открытию шельфа для частных и иностранных компаний будут закреплены законом, это «нанесет прямой ущерб «Роснефти» и «Газпрому», а также их акционерам, ухудшит капитализацию компаний и поставит под удар выполнение обязательств перед иностранными партнерами». Одновременно Сечин и Миллер опровергали данные Дворковича и Минприроды о том, что «Роснефть» и «Газпром» не ведут работы на участках шельфа, лицензии на которые им уже предоставлены, и заверили, что никаких разногласий по новым лицензиям между ними нет.

Письмо, как и доклад Дворковича, вместе с сопутствующими документами, по кремлёвской технологии, проверялись Контрольным управлением. На всё это потребовалось время. В результате весь сет документов попал к Путину в момент, когда переговоры «Роснефти» с ВР, в которых он сам принял важное участие, вступили в решающую стадию.

Путин прекрасно понимал, что «Роснефть» с лицензиями на 75 % арктического шельфа и «Роснефть» без половины этих лицензий – две большие разницы. Его резолюция на июльском докладе Дворковича, которую приводит «Финмаркет», такова: «Медведеву Д.А., Дворковичу А.В., Чуйченко К.А. Поручение президента от 2 июля 2012 г. Ответ получил 1 октября. Как будем работать?»

Президент поручил немедленно выдать «Роснефти» и «Газпрому» положенные им лицензии. До 1 ноября правительство должно доложить о выполнении в Кремль. «Роснефть» получит свои 14 участков в первоочередном порядке.

Синэнергия

В принципе игра была сделана. «Роснефть» продемонстрировала на практике, причём, что называется, в боевых условиях, что такое эффект синэнергии, когда прогресс в построении обновлённой мощной компании становится необходимым условием разбора застарелых завалов. Решение одной задачи становилось инструментом решения другой. В результате решены обе.

Понятно, всё было сделано вовсе не автоматически. Сечин знал, чего хочет добиться, и, что не менее важно, знал, как этого добиться. Своё знание он в очередной раз инновировал. Главный инструмент – знание технологии приятия решений на вершине российского государственного аппарата.

Но вот что обращает на себя внимание. Зная, как работает госаппарат, Сечин знает также, что сбой может последовать даже тогда, когда в дело введён главный президентский калибр.

Уже после решительного вмешательства Путина (на цитировавшейся резолюции стоит дата 2 октября) 18 октября Сечин и Миллер снова написали письмо президенту. Смысл послания – правительство и прежде всего Минприроды и Роснедра не спешат выполнять прямое указание президента. Лицензии так и не выданы. Более того, продолжает действовать инерция, запущенная Минприроды. «ЛУКОЙЛ» предоставил свои предложения по освоению участков шельфа. Получается, что и после решительного окрика президента «воз и ныне там».

Письмо президенту в этих условиях, даже подписанное хорошо ему известными людьми, даже получившее зубодробительную высочайшую резолюцию, не оказывает немедленного действия.

А это или временный сбой, который способно исправить вторичное обращение, или, на что похоже гораздо больше, эффект лебедя, раки и щуки, то есть типичная болезнь многоярусной бюрократической машины, которая называется параличом. Симптом тревожный. Особенно, если принять во внимание, что даже представителям ближайшего к президенту круга для реализации стратегического плана, который президент разделяет, требуется неоднократное обращение к нему за вмешательством.

/«Финансовая газета» (Москва), 01.11.2012, Николай Вардуль, «Подлёдный лов»/



Print This Post Print This Post
©2018 Pro-arctic.ru