BP увеличивает вычислительные мощности в поисках нефти и для сокращения расходов

BP-Opens-Center-for-High-Performance-Computing-in-Houston-2

Сюкай Шень, геофизик, работающий в BP, понял, как найти ответ на вопрос, беспокоивший компанию. Вопрос был следующий: есть ли нефть под соляным куполом на глубине 7000 футов под водой в Мексиканском заливе? Поэтому он попросил выделить на две недели суперкомпьютер в свое распоряжение, чтобы это проверить, пишет WSJ.

Используя созданный им алгоритм, 33-летний ученый и кандидат наук (Стэнфордский университет) в прошлом году задействовал всю огромную мощь этого компьютера, чтобы создать более четкое сейсмическое изображение того, что находится внизу. Результатом стало обнаружение потенциально больших залежей нефти. Имея более четкое изображение этой области, в BP подсчитали, что в нефтяном месторождении Атлантис, где компания проводила исследования десятилетиями, есть порядка 200 миллионов баррелей нефти.

«По сути, мы нашли месторождение в месторождении», – сказал Ахмед Хашми, руководитель управления технологий разведки и добычи компании BP, во время недавнего турне суперкомпьютера Houston, гудевшего где-то вблизи.

Компании BP нравится мощность их компьютера, но он далеко не единственный такой в нефтяном секторе. Итальянская компания Eni построила недалеко от Милана вычислительный центр размером с футбольное поле и приписывает ему помощь во всех недавних открытиях нефтяных и газовых месторождений. Французская компания Total SA недавно модернизировала свой суперкомпьютер Pangea, почти втрое увеличив его вычислительную мощность.

Многие большие нефтяные компании довольно рано перешли на суперкомпьютеры, но некоторые не пожалели сотни миллионов на модернизацию и теперь обладают самыми мощными частными компьютерами на планете.

Эти усилия являются частью большой гонки цифрового вооружения среди энергетических компаний, которые используют технологии новыми способами в стремлении к более дешевой и эффективной добыче ископаемого топлива. Предыдущие достижения в области механики, приведя к буму добычи нефти и газа в США и к снижению цен, увеличили давление на компании, стимулируя их к дальнейшему пути в сторону инноваций. Компьютеры стоят дорого, но могут снизить сроки нефтеразведки на месяцы и сэкономить компаниям десятки миллионов долларов за счет исключения ошибок при выборе мест бурения скважин. Для использования их потенциала компании все больше стремятся конкурировать с Кремниевой долиной за лучших специалистов по обработке данных и программистов.

«Мы все присоединяемся к этому процессу, – говорит Бернард Луни, руководитель компании BP по разведке и добыче. – И мы пока только слегка касаемся всего того, что потом станет возможным».

Компания BP находится как раз в середине своей пятилетней программы инвестиций в суперкомпьютер Houston объемом 100 миллионов долларов. Она оборудовала помещение площадью 15 000 квадратных футов в трехэтажном здании с противопаводковой защитой для размещения настоящего титана, который сейчас занимает примерно 50% его пространства и имеет вычислительную мощность, примерно соответствующую 50 000 телефонов iPhone 7.

В декабре компания BP заявила, что это самый мощный коммерческий исследовательский компьютер в мире. И менее чем через месяц его обошел суперкомпьютер компании Eni. Компания BP заявила, что ее компьютер можно расширять дальше.

Однако подход компании BP – «построй себе сам» – могут себе позволить не все. Как и дорогостоящие глубоководные проекты добычи нефти, собственные суперкомпьютеры остаются привилегией только самых больших нефтяных компаний в мире. Но небольшие игроки также находят креативные способы извлекать пользу из технического прогресса.

Компания Devon Energy Corp. , одна из самых больших американских компаний по добыче сланцевой нефти, загружает свои данные в облако, чтобы использовать виртуальную вычислительную мощность компании Microsoft.

«Это стоит сотни тысяч долларов вместо десятков миллионов», – говорит Бенджамин Уильямс, начальник информационного управления компании Devon. – Вам решать, будете ли Вы использовать эту огромную мощность так, чтобы оправдать инвестиции, или достаточно платить провайдеру облачных услуг».

Б. Уильямс говорит, что многие высокопроизводительные вычислительные центры простаивают 80% времени, а компания Devon платит за суперкомпьютерные вычисления только тогда, когда ей это необходимо. У компании Devon есть небольшая лаборатория инноваций в ее штаб-квартире в Оклахома-Сити, где программисты и специалисты по обработке данных могут экспериментировать с мощными вычислительными машинами и платформами виртуальной реальности. Devon разработала средства пространственной визуализации, которые ее геологи используют, чтобы «влезть» внутрь ее нефтяных месторождений.

Компания Exxon Mobil Corp., самая большая нефтяная компания в мире без государственного участия, также привлекает сторонние вычислительные мощности для анализа сейсмических данных и картографирования пород, которые она планирует бурить. Даже BP использует сторонние компьютеры для регулярного выполнения сейсмического анализа, резервируя свою огромный центр в Техасе для передовых исследований.

Но то, как цифровая революция на самом деле меняет вековую нефтегазовую промышленность, нам еще только предстоит увидеть. Некоторые руководители и аналитики уже говорят, что у компаний имеют место нереалистичные ожидания относительно темпов внедрения.

Джон Гибсон, глава группы по цифровым инновациям в энергетическом инвестиционном банке Tudor Pickering Holt & Co, говорит, что большинство энергетических компаний освоили средства, выделенные на НИОКР, во время предыдущих падений цен и не смогли их вернуть.

«Большая часть методов горизонтального бурения и гидроразрыва, которые мы используем сегодня, была получена из НИОКР, оплаченных еще в начале 90-х годов», — сказал Гибсон. – Для отрасли сейчас требуются фундаментальные исследования, и в этом вопросе мы полагаемся на научное сообщество».

Компания BP заявляет, что уже получает выгоду от экспериментов с продвинутыми технологиями.

Согласно ее заявлениям, на Аляске она объединила данные за 40 лет по своей работе, погодным условиям и коррозии трубопроводов, и нашла способы для более эффективного поддержания в рабочем состоянии 1300 миль своих трубопроводов в этом штате за счет сокращения количества инспекций на местах.

Физические инспекции (100 000 мест за год) выявляют дефекты всего в 2,5% случаев, и их сложно проводить в штате, где температуры порой не позволяют людям находиться на открытом воздухе дольше нескольких минут. Г-н Луни говорит, что благодаря этому анализу компания BP смогла сократить количество инспекций на 25% и лучше прогнозировать коррозию.



Print This Post Print This Post
©2018 Pro-arctic.ru