Глава Росатома: проекты в Арктике дадут рост экономике РФ и укрепят ее позиции за рубежом

4176245

Богатый неиспользованный потенциал Арктики позволяет Росатому реализовывать стратегию развития смежных секторов госкорпорации. Предприятия Росатома представлены во всех направлениях развития Арктического региона — от сырьевых и транспортных до научных, призванных помочь эффективному развитию Арктики. Генеральный директор Росатома Алексей Лихачев рассказал в интервью ТАСС о планах госкорпорации по добыче полезных ископаемых на Новой Земле, а также о том, какими должны быть ледоколы будущего и как повысить энергетическую независимость Арктических регионов

— Алексей Евгеньевич, Росатом представлен на Международном арктическом форуме не одним предприятием. Перечислите основные направления работы госкорпорации в Арктическом регионе и поделитесь вашими впечатлениями от форума.

— Арктика — регион с очень большим и еще не использованным потенциалом. И дело не только в наличии месторождений, богатых полезными ископаемыми, а в том, что сама по себе активность развития добычных проектов в регионе может дать заметный прирост к экономике всей страны. Это первое. Второе — вопросы, связанные с развитием российского транзитного потенциала (Севморпути), таят в себе огромные перспективы не только с точки зрения развития российской экономики, но и укрепления позиции России на внешних рынках. Третье — вопрос оборонной безопасности. Росатом представлен во всех трех направлениях развития Арктического региона, поэтому участие в этом форуме для нас особенно интересно.

Любой форум — это всегда обмен мнениями, это поиск партнеров, это демонстрация своих достижений и планов. На Арктическом форуме нам есть о чем говорить с губернатором и правительством Архангельской области, где мы реализуем проект добычи цинковых и свинцовых руд на Новой Земле, с компаниями «Новатэк» и «Газпром нефть», которые также работают в Арктике, пользуясь услугами предприятий Росатом, транспортными компаниями.

Поэтому на форуме Росатом представлен практически во всех направлениях деятельности госкорпорации — от сырьевого, то есть компанией «Атомредметзолото», занимающейся разведкой и добычей полезных ископаемых на Новой Земле, до научного дивизиона, который всерьез участвует в дискуссиях и привлекает партнеров к нашим совместным проектам.

— Можно ли сказать, какому из этих трех направлений Росатом отдает наибольшее предпочтение, говоря о развитии Арктического региона?

— Все эти направления равноценны для нас, в каждом есть свои проекты и достижения. По понятным причинам не буду обсуждать наши разработки для оборонного комплекса, но отмечу, что здесь наработан большой опыт и есть серьезные перспективы в дальнейшей работе. Что касается транзитного потенциала — это наше флагманское направление: Росатомфлот развивается кратными темпами и сохранит эту динамику, потому что обеспечение круглогодичного судоходства по Северному морскому пути невозможно без использования атомного ледокольного флота. Если говорить о разработке крупнейшего в России месторождения свинцово-цинковых руд Павловское, то это далеко не региональный проект, и я бы даже сказал не российский. У него большой потенциал и перспективы.

— Что вы имеете в виду, говоря, что проект развития Павловского месторождения на Новой Земле «далеко не региональный и не российский»?

— Особенность Арктики в том, что освоение Павловского месторождения — это далеко не только активность, связанная с добычей и переработкой полезных ископаемых. Это развитие Новой Земли, создание мощной портовой инфраструктуры на острове Южный, включение портов этого нового объекта в Северный морской путь, создание портфеля заказов для предприятий Архангельской области. То есть это фактически промышленный кластер, который даст серьезный прирост местному бюджету, региональному бюджету, создаст рабочие места и перспективы развития региона.

Месторождение имеет весьма богатые разведанные запасы свинцово-цинковых руд, около 50 млн тонн, по итогам доразведки мы рассчитываем, что объем запасов вырастет вдвое. Также там есть сопутствующий запас серебра. Объемы запасов говорят о том, что проект «Павловское» будет реализовываться на протяжении 30–35 лет. Но я думаю, что можно говорить фактически об удвоении этого периода, имея в виду предполагаемые месторождения, имеющиеся на архипелаге.

Для нас ключевым является использование цинка — он сегодня востребован во многих технологиях и продуктовой линейке Росатома. Например, для увеличения срока службы трубопроводов первого контура или при создании высокоточного медицинского оборудования. Также цинк будет востребован в металлургической промышленности. Мы рассчитываем, что после выхода месторождения на проектную мощность Павловское будет поставлять на российский рынок ежегодно до 65—70 тыс. тонн цинкового концентрата. Я думаю, весь этот объем будет востребован на российском рынке.

И надо еще сказать, что на сегодняшний день цинк — один из немногих металлов, который находится в восходящем ценовом тренде. Это значит, что мы видим хорошую экономическую перспективу проекта.

А вот свинец и свинцовый концентрат мы думаем направлять на экспорт. У нас уже есть предварительные договоренности с крупнейшей китайской государственной металлургической компанией и шведской компанией Boliden. Boliden на уровне предварительных договоренностей готова стать нашим партнером в дальнейшей переработке свинцового концентрата и его дальнейшей реализации на европейском рынке.

— Есть понимание по соотношению экспорта свинцового концентрата в Азию и в Европу?

— Мы предварительно понимаем пропорции. Думаю, где-то 50 тыс. тонн свинцового концентрата Павловского месторождения пойдет в Китай, и где-то 200-210 тыс. тонн — в Европу.

— Когда «Атомредметзолото» планирует начать первые поставки цинкового и свинцового концентрата?

— Мы исходим из того, что на рубеже 2021–2022 годов горно-обогатительный комбинат на Павловском месторождении заработает и начнутся первые поставки. Мы ставим амбициозную цель — начать поставки концентрата в 2021 году, но с возможным переносом на 2022 год.

— Планирует ли «Атомредметзолото» привлекать инвесторов в проект?

— Как я уже говорил ранее, общий объем финансирования проекта, включая портовую инфраструктуру, — около 20 млрд рублей.  Строительство портовой инфраструктуры оценивается в 5-6 млрд рублей.

Нам, конечно, хотелось бы привлечь в эту работу государственные инвестиционные ресурсы, говоря о создании портовой инфраструктуры Архангельской области и развитии транспортных магистралей. Я думаю, что это обоснованный запрос, и мы ведем соответствующие переговоры с правительством.

При этом возможно привлечение и частного инвестора уже непосредственно к работам на месторождении, в частности шведской компании Boliden. Окончательной договоренности на сегодняшний день с компанией о совместной разработке Павловского месторождения нет. Но мы  формируем диверсифированный пакет партнеров по инвестициям в разработку месторождения свинцово-цинковых руд.  Для нас важно усилить наши инвестиционные ресурсы в этом проекте за счет наших партнеров.

— Сейчас для Росатома строится 3 ледокола. Достаточно ли этого количества в связи с подходом сроков ввода ряда крупных проектов в Арктической зоне и реализации концепции развития Северного морского пути? Думает ли Росатом о том, чтобы разместить заказы на четвертый и пятый атомные ледоколы?

—  Действительно, то поколение атомных ледоколов, которое сейчас работает — «Вайгач», «Ямал» и «Таймыр» — в среднесрочной перспективе будут выводиться из эксплуатации. Мы будем заниматься продлением их ресурса, но в 20-х годах они будут выведены. Атомный ледокол «50 лет Победы» и атомный лихтеровоз «Севморпуть» продолжат свою работу. Сейчас мы на Балтийской верфи на смену заложили новую линейку атомных ледоколов — «Арктика», «Сибирь» и «Урал». Готовимся к их принятию в 2019, 2020, 2021 годах соответственно. Мы этого пополнения атомного флота очень ждем и надеемся, что нас не подведут наши смежники-кораблестроители.

Но это завтрашний день, а мы уже думаем о послезавтрашнем и разработали следующее поколение ледоколов — «Лидер». Его мощность почти вдвое будет превосходить нынешнее поколение — 110 Мвт, по физическим показателям — он будет втрое шире, что позволит проводить через льды суда с большей вместимостью.

Поэтому, если говорить о дальнейшем расширении флота, то мы должны перейти на закладку ледоколов с более эффективными показателями, такими как у «Лидера». Нет смысла делать один флагманский проект, не имея в виду реализацию за ним уже серийного производства таких ледоколов. Действительно, от 3 до 5 ледоколов нового поколения нам необходимо будет построить. Но сперва надо принять решение о закладке ледокола «Лидер».

— От чего зависит принятие решение о закладке «Лидера» и на каком этапе оно находится?

— Решение это будет принимать правительство, поскольку мы здесь не обойдемся без финансирования государственного этих заказов. У нас в этом вопросе есть серьезный сторонник – вице-премьер Дмитрий Рогозин, курирующий работу в Арктической зоне. На этом форуме он сказал о том, что считает правильным принятие решения о закладке ледокола «Лидер».

Понятное дело, что мы имеем бюджетное ограничение, мы должны будем четко оговорить формат, этапы финансирования, сроки ввода ледоколов, определить генерального подрядчика исполнения этих работ. Целый комплекс организационных решений необходимо будет принять на уровне правительства.

— Есть ли оценка стоимости одного ледокола поколения «Лидер»?

— Проект до конца еще не просчитан с точки зрения финансов. Предыдущий флагманский проект, который сейчас в стадии реализации,— ледокол «Арктика» нам обошелся примерно в 37 млрд рублей. Очевидно, что «Лидер» будет стоит дороже.

— Какой объем грузов был перевезен по Северному морскому пути в 2016 году благодаря атомному ледокольному флоту, каков прогноз по этому показателю на 2017 год и на среднесрочную перспективу — до 2025 года?

— В 2015 году при сопровождении атомного флота Росатома было проведено по Севморпути 195 судов с общей грузовой мощностью 2 млн тонн, в 2016 году — уже 410 судов, объем грузов достиг 5,3 млн тонн. Рост в сравнении с позапрошлым годом составил более чем в два раза. В 2017 году, я думаю, что это кратное увеличение сохранится, потому что есть и контракты соответствующие. Но жизнь покажет.

Согласно нашему прогнозу через 3–5 лет объем грузопотока по Севморпути может вырасти до 30 млн тонн, может быть даже до 35 млн тонн. Подтверждением тому является востребованность использования этого маршрута такими крупными проектами, как «Ямал СПГ», реализуемым «Новатэком», и разработкой Новопортовского месторождения «Газпром нефти».

— Находясь в Архангельске, логично будет спросить о том, как Росатом видит решение вопроса электрификации Арктических регионов.

— Росатом строит много станций в России и за рубежом. Но те технологии, которые мы применяем в строительстве АЭС, имеют слишком большую мощность для Арктики. Например, наш флагманский проект. Первый энергоблок Нововоронежской АЭС-2, введённый в промышленную эксплуатацию в марте, имеет мощность — 1200 МВт. Мы отдаем себе отчет в том, что выходящие за параметры 1000 МВт проекты для Арктики малоприемлемы, здесь нужны энергетические мощности, возможно, даже менее 100 МВт и немаловажна их мобильность.

В этом плане мы делаем все возможное, чтобы в 2019 году в Певеке на Чукотке заработала наша плавучая станция, которая даст нам возможность не только впервые реализовать такой проект в России в Арктике, но и сделать его экспортоориентированным. Но прежде чем выходить на зарубежные рынки, мы должны опробовать эту технологию у себя.

Более того есть ряд разработок по производству электроэнергии еще меньшей мощности — 5-6 МВт, 20-30 МВт. Это мобильные, в том числе подводные энергетические установки для освоения месторождений на шельфе.

— Министр энергетики РФ Александр Новак на одной из сессий форума говорил о том, что Арктика имеет большой потенциал для развития возобновляемой энергетики. Рассматривает ли Росатом, начавший реализацию первого ВИЭ-проекта в России, возможность развивать альтернативную энергетику в Арктике?

— Для Росатома ветроэнергетика — это стратегический выбор, поскольку мы занимаемся экологически чистой генерацией. Подход простой: атомная генерация является базовой, ветроэнергетика дополняет ее. Оба вида генерации отлично подходят для арктической зоны с точки зрения сохранения ее уникальной природы, поддержания хрупкого природного равновесия. Но, честно говоря, я пока не уверен, что проекты в области альтернативной энергетики в ближайшее время будут применимы именно в Арктике. Росатом свои первые ветропарки построит на юге страны, в Адыгее и Краснодарском крае.

/tass.ru/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru